Business is booming.

Хочешь недорогое жилье — зови Джамшута и Равшана

Хочешь недорогое жилье — зови Джамшута и Равшана

Правительство России изучает вопрос упрощенного ввоза мигрантов и их обязательной вакцинации, сообщил в интервью RTVI вице-премьер Марат Хуснуллин. Он объяснил, что это очень важно для поддержки строительной отрасли, а обойтись без иностранных работников она пока что не сможет.

«У нас низкий уровень производительности труда, и мы вынуждены пользоваться мигрантами. Мы не сможем за один-два года уйти в технологии, когда мы обойдемся без мигрантов», — уточнил чиновник.

Так что же это выходит, на колу мочало — начинай сначала? Зачем тогда высылали нелегалов — непонятно. И долго л мы еще будем поддерживать этот низкий уровень производительности труда, привлекая мигрантов?

— Ну так выслали нелегалов, чтобы заставить оставшихся покупать патенты, платить всякие сборы, давать взятки, — отмечает главный редактор ФОРУМа.мск. Анатолий Баранов. — Это же целый рынок, прямо индустрия работорговли. Съездите в район миграционного центра на МКАД, там же толпы людей — кто-то ночует, пытаясь попасть первым в очередь, кого-то подвозят целыми автобусами — не бесплатно, разумеется. Постоянно крутятся сотни каких-то темных личностей всех возможных рас и народностей. А наверху, конечно, фискальные органы государства.

И что произошло? От жадности обрушили рынок рабов. Рабы остались дома или поехали на другие рабские рынки. Теперь подключили Путина, тот говорит лидеру Таджикистана — шли рабов снова, нам нужно. Это уже даже не третий Рим, это новый Карфаген, доисторическая деспотия какая-то.

«СП»: — Есть опасность, что мы пойдем по пути всех этих империй?

— Известно, что рабовладение тормозило техническое развитие еще в древнем Риме. А мы чем хуже? В Америке промышленный Север выиграл войну у рабовладельческого Юга, и началась индустриализация. У нас отменили крепостное право, и началось индустриальное развитие. А наш «царь» прессует местных «царьков» — шлите рабов! Есть вопросы?

«СП»: — Мигранты же еще лишают местных работы…

— Ну я вот в YouTube веду новостной канал, в сторожа пока не иду. Здесь пока конкуренция привозных кадров небольшая, справляемся. Но с ростом числа нерусского населения, у которого требования к русскому языку несколько снижены, думаю, придется «переквалифицироваться в управдомы»…

Сейчас уже не каждый и скажет, откуда эта цитата. Рэперы и поп-звезды с «русским» языком, понятным только нерусскому населению, уже начинают преобладать. Тексты Манижи слышали? Это всё. Литературный русский язык превращается в «мертвый язык», в латынь. А вот вызовет ли это значимое социальное напряжение в обществе? Не уверен. Можно ведь и по-тихому сойти на нет…

«СП»: — Массовая миграция ведет к росту преступности. В России эта проблема актуальна?

— К росту преступности ведет нищета. Просто гастарбайтеры в среднем более нищие. У вас не хватает денег даже на уличную проститутку — вы идете, и насилуете школьницу в подъезде. Вам негде жить — вы лезете в пустующий дом. Вам хочется жрать — вы крадете бублик с прилавка. Не потому, что вы таджик или молдаванин, а потому что вы нищий.

«СП»: — Какой могла бы быть альтернатива? Тут вон заключенных предлагали использовать…

— Конечно, масса вариантов — например, сажать побольше. В Британии были работные дома, куда помещали по решению суда просто за бродяжничество — или вешали. В Штатах первыми рабами были не негры, а вполне белые ирландцы — это ж не только в древнем мире трудовые ресурсы пополнялись за счет войны. Есть много чудесных способов загнобить ближнего и заставить его вкалывать за миску супа. Если власть не зависит от большинства населения, то начинает воспринимать это население как бесплатный ресурс. От барщины до права первой ночи. А что?

— За последние тридцать или даже двадцать пять лет мигранты органично встроились в российский рынок труда, заняли достаточно серьезную нишу, это уже факт, пандемия это подтвердила, — говорит руководитель международного центра аналитических и практических исследований миграционных процессов Вячеслав Поставнин. — А вот вопрос управления трудовой миграции остается открытым. То есть механизмы — чем должны заниматься профильные ведомства — в первую очередь, Минтруд и МВД как орган, осуществляющий координацию миграционных процессов. Так вот за все эти годы у нас так и не был создан механизм балансировки спроса и предложения, поэтому у нас, с одной стороны, избыток мигрантов, с другой стороны — их недостаток.

Поэтому и происходит ситуация, когда уважаемые наши руководители говорят, что не хватает до миллиона человек, при этом рядом миллион человек ходит из числа мигрантов, не может найти работу. Это говорит не просто об отсутствии механизмов, а об импотенции наших профильных ведомств в создании вот этого механизма.

Они ограничиваются такими вещами как оргнабор, но это просто красивое название: если ты назовешь что-либо оргнабором, это не значит, что оно заработает как организованный набор— пример: соглашение с Узбекистаном об оргнаборе. А конкретных механизмов, которые отбирали бы необходимых специалистов, распределяли их по регионам, по отраслям и так далее — у нас такого нет, и никто этим не занимается. Все происходит стихийно, зачастую отдано тем же диаспорам, что очень печально…

«СП»: — Хуснуллин сетует, что уровень развития технологий у нас низкий и поэтому без неквалифицированной рабсилы не обойтись. Но на самом деле, пока есть гастарбайтеры, готовые за гроши месить бетон или лопатами набрасывать асфальт под каток, никакого совершенствования технологии не будет…

— Не так все просто. Демография у нас ужасная, коррупция в сфере миграции тоже, что, в общем, и приводит к последствиям, о которых говорит Хуснуллин. Да и вопрос, видимо, не столько в производительности труда, сколько в низкой покупательной способности, о чем скромно умолчал Хуснуллин.

— В настоящее время благодаря росту ипотечного кредитования в строительной отрасли наметился рост, — считает политический обозреватель газеты «2000» Дмитрий Галкин. — Поэтому строительным корпорациям вновь понадобилась дешевая рабочая сила, поскольку, как фактически признался в своем интервью Хуснуллин, они не желают вкладывать средства в приобретение новых технологий и соблюдать трудовое законодательство.

Поэтому строительные корпорации добиваются упрощения процедуры ввоза в страну трудовых мигрантов, и правительство, как можно понять из слов Хуснуллина, готово прислушаться к их пожеланиям. При этом очевидно, что данный шаг даже в том случае, если удастся обеспечить обязательную вакцинацию приезжих, может привести к новому всплеску распространения коронавируса, в рамках борьбы с которым мигранты ранее высылались из России.

«СП»: — А что там идея с привлечением заключенных? Не прошла тема?

— Руководство строительных корпораций хорошо понимает, что качество труда заключенных будет существенно ниже, чем у трудовых мигрантов. Поэтому при строительстве жилья труд заключенных использовать попросту опасно. Но, если правительство, чтобы поддержать экономику, выделит значительные средства на строительство объектов инфраструктуры, идея ФСИН об использовании труда заключенных может воплотиться в действительность.

«СП»: — По словам вице-перемьера, мигранты готовы работать по 12 часов на стройках за 50 тысяч рублей в месяц, и это позволяет серьезно сократить себестоимость строительства. Если отказаться от мигрантов, то потребителю, по расчетам Хуснуллина, придется платить больше, поскольку строительство подорожает как минимум на 12,5 процента. Так ли это? На ком отразится, если не будет мигрантов?

— Строительные корпорации утверждают, что без использования труда мигрантов резко возрастет себестоимость возводимого жилья. Трудно сказать, насколько справедливы подобные опасения. Вполне возможно, что таким образом строительные компании просто прикрывают свое нежелание добиваться повышения производительности труда благодаря использованию новых технологий.

«СП»: — Не кажется ли вам, что с помощью мигрантов мы консервируем техническую отсталость, примитивные технологии?

— Совершенно верно. Наличие дешевой рабочей силы является главной преградой на пути технологического развития не только в строительстве, но и во всех отраслях экономики. Зато в тех секторах, где использовать дешевую рабочую силу невозможно, например, в информационной индустрии, в последние годы удалось достигнуть заметного прогресса. Однако эти отрасли составляют незначительную долю в российском народном хозяйстве. Поэтому отставание России от технологически развитых стран продолжает увеличиваться.

«СП»: — Кроме того, мы создаем дополнительное социальное напряжение в обществе, поскольку мигранты демпингуют на рынке труда и вытесняют с него коренных жителей, которым только и остается, что идти в сторожа и охранники. Особенно в предпенсионном возрасте.

— Проблему представляют не мигранты сами по себе, а низкий уровень оплаты труда и возможность игнорировать трудовое законодательство. Но правительство эти проблемы совершенно не волнуют, Хуснуллин говорит об этом в своем интервью, как о совершенно нормальных явлениях. Низкий уровень оплаты труда порождает бедность работающих, препятствует формированию платежеспособного внутреннего спроса, усиливает конкуренцию за высокооплачиваемые рабочие места, которая в свою очередь ведет к дискриминации работников предпенсионного возраста. Все это уже в среднесрочной перспективе угрожает подорвать социальную стабильность, но правительство упорно не замечает сложившейся опасности.

Источник