Business is booming.

Леон Панетта, ЦРУ: Мы скупаем иноСМИ, чтобы влиять на выборы

Леон Панетта, ЦРУ: Мы скупаем иноСМИ, чтобы влиять на выборы

«Свободная пресса» продолжает публиковать переводы авторов из альтернативных западных СМИ. Это далеко не та пропаганда, которую печатают в CNN, New York Times, Washington Post, Los-Angeles Times и других «авторитетных» медиаресурсах. Если вам интересно побольше о узнать об этих авторах, можно заглянуть сюда.

ЦРУ проводило такие информационные операции с конца Второй мировой войны, чтобы влиять на иностранные выборы. Ричард Бисселл, руководивший операциями агентства во время холодной войны, писал об «осуществлении контроля над той или иной газетой или радиостанцией или обеспечении желаемого результата на выборах». В докладе о деятельности ЦРУ в Чили Агентство хвастается, что изображало своего любимого кандидата на одних выборах в качестве «мудрого, искреннего и рассудительного государственного деятеля», а его левого оппонента — «расчетливого интригана-мошенника». В какой-то момент в 1980-х годах количество публикаций, вставленных в иностранные СМИ составляло до 80 в день.

Цель этих действий состоит в том, чтобы контролировать информацию как инструмент влияния. Иногда контроль осуществляется очень прямо, просто платя репортеру за публикацию статьи или, как это было сделано в Ираке, просто самим управляя средствами массовой информации (что известно как Оруэлловский медиа-проект коренных народов) Проблема в том, что такие прямые действия легко разоблачаются, что разрушает доверие (к сообщаемой информации и средству ее доведения — С.Д.).

Более эффективная стратегия заключается в том, чтобы стать источником для законных средств массовой информации так, чтобы ваша (дез)информация наследовала их достоверность.

Наиболее эффективной является операция, настолько сложная, что одно подставное лицо ЦРУ является исходным источником информации, в то время как второе подставное лицо ЦРУ действует, как кажется другим, независимо в качестве подтверждающего источника. В этот момент вы можете передать информацию в мейнстримовские СМИ, которые затем могут «независимо» подтвердить ее, иногда неосознанно, через ваших агентов. В принципе, вы можете таким образом писать завтрашние заголовки.

Другие методы включают эксклюзивную правдивую информацию, смешанную с дезинформацией, чтобы придать последней видимость достоверности; использование официальных источников — таких, как представители посольства, которые непреднамеренно подтвердят детали, а также скрытое финансирование исследований и «организаций-боковиков», задача которых — продвижение ученых и экспертов, выступающих с заявлениями, дискредитирующими контр-нарративы. Ученые, возможно, никогда и не узнают, откуда берутся их деньги, что повышает доверие к ним.

С конца Второй мировой войны до Комиссии Чёрча в 1976 году все это было просто теорией заговора. Конечно, США не стали бы использовать ЦРУ для влияния на выборы, особенно в других демократических странах. Вот только США это делали. По своей природе отчетность о разведдеятельности всегда требует работы с ограниченным объемом информации. Так что, всегда необходимо время, чтобы все объяснить.

В ходе операции «Пересмешник» (Operation Mockingbird) ЦРУ использовало более чем 400 американских журналистов как непосредственных агентов. Публично почти никто из них свою работу никогда не обсуждал. Документы ЦРУ показывают, что для выполнения заданий ЦРУ журналистов привлекали с согласия руководства ведущих новостных организаций Америки.

Одна только «Нью-Йорк таймс» охотно обеспечивала прикрытие примерно десяти сотрудникам ЦРУ на протяжении десятилетий и помалкивала об этом.

Такие долгосрочные отношения — мощный инструмент. Так что, скормить молодому репортеру настоящую большую историю, чтобы он получил повышение, — это часть игры. Не забывайте, что анонимный источник, который продвигал историю Уотергейта, был сотрудником ФБР, который своими действиями сделал карьеру репортеров Вудворда и Бернштейна.

Бернштейн продолжил эту линию, участвуя в раскручивании скандала Russiagate. Вудворд стал вашингтонским агиографом***. Кен Диланян, ранее работавший в «Лос-Анджелес Таймс», «Ассошиэйтед пресс», а теперь работающий на Эн-би-си, поддерживает «отношения сотрудничества» с ЦРУ.

Таково это ремесло и такова история. Проблема для Америки опять в том, что инструменты войны за рубежом вернулись домой. Разведывательное сообщество в настоящее время действует против американского народа, используя ведущие средства массовой информации.

Кое-что из этого очевидно так, что дальше некуда. ЦРУ всегда подбрасывало истории в иностранные СМИ, чтобы их подхватывали американские СМИ. Агентство работает напрямую с Голливудом, чтобы контролировать фильмы о себе. Включите любое из пропагандистских средств массовой информации, и вы увидите группы бывших сотрудников ЦРУ. Журналист Мэтт Тайбби даже составил список (и, поскольку «бывшим» нужно разрешение агентства, чтобы говорить, все они относятся к официально утвержденному классу.)

Никто не ведет себя наглее, чем Джон Бреннан, бывший директор ЦРУ, который в течение многих лет раскручивал скандал Russiagate, при том, что из информации, собранной, когда он еще был на своем посту, он знал, что все это было ложью. Сверх-ложь о том, что Трамп состоял в порочащих его связях с Россией, просочилась в прессу, скорее всего, через Бреннана в январе 2017 года, когда стартовало мероприятие для раскрутки той информационной операции, которая все еще работает сегодня.

Роль Бреннана — это больше, чем предположения. Джон Дёрэм, прокурор США, ведущий продолжающееся расследование в отношении разведывательного сообщества «по мере того, как это произошло», запросил из ЦРУ электронные письма Бреннана и журналы звонков. Дёрэм также изучает, изменил ли Бреннан свою историю между публичными комментариями (не под присягой, когда говорить можно, что угодно) и его показаниями конгрессу в мае 2017 года (под присягой, при ответственности за лжесвидетельство) о досье (на Трампа — С.Д.).

Репортер Аарон Мейт менее деликатен: он излагает доказательства того, что Бреннан был «главным архитектором и пропагандистом теории заговора с самого ее зарождения.» Еще грубее сенатор Рэнд Пол, который прямо обвиняет Бреннана в попытке «свергнуть действующего президента».

Давайте посмотрим, как это сработало, чтобы понять, как информационные операции переплетаются с тайными операциями. Доклад генерального инспектора министерства юстиции Майкла Горовица показывает, что ФБР развернуло полномасштабную шпионскую кампанию, основанную на информационной операции — «Досье».

Доклад Горовица показывает, что это была командная работа внутри «Пяти глаз»: австралийский дипломат Александр Даунер, человек, связанный с разведывательными службами своей страны, организовал встречу с сотрудником Трампа Джорджем Пападопулосом, чтобы начать слежку ФБР в соответствии с законом о наблюдении за иностранными разведками. Чиновники Трампа также находились под наблюдением британского GCHQ. В этой операции использовалась агентура ЦРУ — мутные ученые Марк Халпер и Джозеф Мифсуд. Мы видим «медовую ловушку», выполненную в классическом стиле — с женщиной-агентом ФБР под прикрытием, введенной в социальные ситуации с одним из сотрудников Трампа.

Автор досье бывший офицер британской разведки Кристофер Стил создал информационную петлю словно из офицерского учебника, тайно став своим собственным подтверждающим источником.

Все это было основано только на дезинформации, и американская пресса проглотила каждую ее частицу, превратив эту операцию в трехлетнюю истерику, ложно убеждающую огромное количество граждан, что их страной управляет российский агент. Роберт Мюллер — расследование которого должно было привести все это «ничто» к слушаниям по импичменту — в конечном итоге проявил одну из последних капель политического мужества, которое американцы когда-нибудь увидят, подойдя прямо к перевороту и отказавшись шагнуть в пропасть.

ЦРУ — это обучающееся заведение, и после Russiagate оно хорошо оправилось. Детали могут быть исследованы. Вот тут-то старая история и развалилась. «Досье» было неправдой. Но удивительное открытие заключалось в том, что, поскольку вы никогда никого официально не будете преследовать, то зачем беспокоиться о доказательствах. Просто выбросьте обвинения, и пусть средства массовой информации заполнят все это вместо вас.

Эта новая парадигма включала в себя позволение природе источника — храбрым парням из разведывательных служб — на этот раз узаконить обвинения, а не факты. Идите открыто и используйте новый, неожиданный престиж ЦРУ как прогрессивных героев для обоснования тех или иных вещей.

Так, в декабре 2017 года CNN сообщила, что Дональд Трамп-младший имел предварительный доступ к архиву WikiLeaks. В течение часа Кен Диланян из NBC и CBS заявили о независимом подтверждении этого. Это была полная ложь, основанная на сфабрикованных документах. Как вы подтверждаете ложь? Спрашиваете другого лжеца.

В феврале 2020 года Офис директора Национальной разведки (Office of the Director of National Intelligence, ODNI) пробрифинговали комитет по разведке Палаты представителей о том, что русские снова вмешивались в выборы в пользу Трампа. Несколькими неделями ранее ODNI пробрифинговали Берни Сандерса о том, что русские также вмешивались в демократические праймериз в его пользу.

Оба брифинга «утекли». Первый — в «Нью-Йорк Таймс», чтобы очернить Трампа за то, что он заменил своего директора Национальной разведки, а второй — в «Вашингтон Пост», перед собранием демократов в Неваде для того, чтобы нанести ущерб Сандерсу.

В июне 2020 года газета «Нью-Йорк Таймс» заявила, что сотрудники ЦРУ пришли к выводу, что русские «тайно предлагали вознаграждение боевикам, связанным с талибами****, за убийство коалиционных сил в Афганистане, в том числе за нанесение ударов по американским войскам.» Эта история была опубликована рядом с другой, в которой утверждалось, что Трамп неуважительно отзывался о погибших солдатах.

Ни одна из историй не была правдой. Но они были вброшены примерно в то же время, когда Трамп объявил о своем плане вывода войск из Афганистана, что направлено на то, чтобы сбить настрой среди избирателей, склонных поддерживать вооруженные силы.

Ранее в этом месяце газета Washington Post со ссылкой на анонимные источники утверждала, что в 2019 году ФБР провело брифинг для Руди Джулиани перед тем, как он отправился на Украину. Джулиани якобы проигнорировал предупреждение ФБР. Эта история была «независимо подтверждена» как NBC, так и The New York Times. Это было абсолютной ложью.

Американская система всегда предполагала состязательную роль средств массовой информации. Одним из самых ранних вызовов свободе прессы колониальной эпохи было дело Питера Зенгера, которое установило право прессы критиковать политиков без обвинений в клевете. В те времена, когда все это действительно имело значение, и даже когда другие журналисты прятались под своими кроватями, такие люди, как Эдвард Р. Марроу, работали над сохранением демократии.

То же самое касается Уолтера Кронкайта, когда он, наконец-то, выступил против войны во Вьетнаме, и тех репортеров «Нью-Йорк Таймс», над которыми висела угроза быть посажеными в тюрьму за публикацию «Документов Пентагона”*****.

В каждом из этих случаев горстка репортеров, которые рисковали всем, чтобы сказать правду, считались героями. Видя, что «Таймс» борется за свою жизнь, «Вашингтон пост» совместно опубликовала «Документы Пентагона», чтобы заставить правительство выступить не только против конкурирующей газеты, но и против самого журналистского корпуса.

Но сегодня такого нет. Журналистика сегодня посвящена устранению практиков, не желающих подыгрывать. Мало кого били больше, чем Гленна ГринвальдаМэттом Тайбби на втором месте). Гринвальд превратился в журналистского супергероя за свои репортажи об архиве АНБ Эдварда Сноудена, основав издание The Intercept (перехват — С.Д.), чтобы служить платформой для этой работы (падение Гринвальда шло в параллель Джулиану Ассанжу, который прошел путь от либерального героя за разоблачение основополагающей лжи войны в Ираке до полного «нуля», когда его сайт Wikileaks демонизировали за его якобы помощь Дональду Трампу.)

Критика Гринвальдом средств массовой информации за то, что они принимают ложь «глубинного государства» за правду, особенно в отношении России, превратила его в злодея в глазах прогрессистов. MSNBC запретила его, а другие СМИ стали публиковать о нем критические статьи. Затем произошло что-то очень-очень странное, из-за чего оказалось, что The Intercept раскрыл одного из своих собственных осведомителей.

Данные свидетельствуют о том, что источник был «козлом» отпущения, внедренным разведывательным сообществом и разоблаченным Мэттом Коулом, одним из журналистов издания The Intercept. Коул также участвовал в разоблачении сотрудника ЦРУ Джона Кириаку в связи с его заявлениями о пытках.

В любом случае новые осведомители дважды подумают, прежде чем прийти к The Intercept. Гринвальд недавно ушел с этого сайта после того, как ему отказали в опубликовании его статьи о связях Хантера Байдена с Китаем, если он не удалит те части, в которых содержится критика Джо Байдена.

Гринвальд, похоже, разгадал игру разведсообщества, написав: «самый значительный альянс эпохи Трампа — это альянс между корпоративными изданиями и государственными агентствами безопасности, бездоказательные заявления которых они безоговорочно распространяют… Каждый журналист, даже самый честный и осторожный, иногда ошибается, но заслуживающие доверия журналисты быстро исправляют ситуацию — когда и если им удается это сделать. Такое поведение должно способствовать укреплению доверия. Но когда средства массовой информации продолжают использовать ту же безрассудную и лживую тактику — например, заявляя, что они „независимо подтвердили“ ложные истории друг друга, когда они просто служили стенографистками для одних и тех же анонимных агентов службы безопасности, ничего не „подтверждая“, — это убедительно свидетельствует о полном безразличии к правде и, более того, свидетельствует о готовности служить агентами дезинформации».

Демократия не имеет смысла, если люди просто неосведомленно голосуют в соответствии с тем, какой пропаганде их подвергли. Будущим историкам будет интересно отметить то, что больше всего подтолкнуло Америку к упадку. Видя десятилетия успеха за рубежом в использовании информационных операций, ЦРУ и другие ведомства обратили это оружие внутрь. Поэтому главным критерием будет вскрытие того, как американское «глубинное государство» вмешивается в президентскую политику, одновременно уничтожая (хотя в основном благодаря их сотрудничеству) враждебные средства массовой информации, в то же время сокрушая веру и в наших лидеров, и, безусловно, в процесс их избрания.

Источник