Business is booming.

Русские в Баку стали заложниками инцидента в Новосибирске

Русские в Баку стали заложниками инцидента в Новосибирске

Последствия инцидента в пригороде Новосибирска, где полицейский Александр Гусев случайно застрелил 19-летнего представителя азербайджанской диаспоры Векила Абдуллаева, оказавшего ему сопротивление, приобрели международный масштаб.

С заявлением на тему выступила русская община Азербайджана, насчитывающая 120 тысяч человек. В тексте за подписью депутата Милли Меджлиса Михаила Забелина, действия полицейского названы «преступными», а позиция члена ОП Марии Бутиной разжигающей межнациональную рознь.

Ранее Бутина призвала освободить Гусева из под стражи и «наградить за службу». После проведенной общественной кампании полицейский был освобожден по инициативе главы Следственного комитета Александра Бастрыкина, а против нарушителей возбуждено уголовное дело.

Кроме того, азербайджанская диаспора опубликовала текст обращения к Владимиру Путину, в котором высказала возмущение освобождением полицейского, обвинила «гусевых», «бутиных» и «бастрыкиных» в ксенофобии и призвала президента России их наказать.

— Я бы назвал обращение диаспоры к Путину хамским и недопустимым, — говорит депутат горсовета Новосибирска Ростислав Антонов. — Тем более, когда это делают граждане другого государства по отношению к высшим должностным лицам РФ. Безусловно, это обращение не нацелено на решение вопроса. Оно нацелено на эскалацию конфликта.

«СП»: — В чем это выражается?

— По какой-то причине азербайджанская сторона продолжает подчеркивать национальность погибшего и продолжает разжигать межнациональную рознь. Правоохранительные органы должны дать оценку действиям этих лиц и в части их обращения, и в части того, что происходит в Новосибирске. Сколько можно терпеть?! Им надо было сконцентрироваться на юридической помощи, а не на оскорблении высших должностных лиц. Естественно, что это вызывает негативное отношение к ним самим.

«СП»: — Что можно сказать о заявлении русской общины Азербайджана?

— Я не готов давать оценку их позиции, тем более не готов их осуждать. Если у нас, в России, приезжают «поезда дружбы», как в Мошково (пригород Новосибирска — Авт.), то русская община Азербайджана находится в намного более уязвимом положении, чем мы все, здесь живущие. Поэтому они могут говорить что угодно и как угодно, лишь бы у них самих не было бы потом проблем. Я не огорчусь, даже если они заявят, что отказываются от Родины, потому что я понимаю, почему они так скажут. Меня это не заденет.

«СП»: — По-вашему мнению, новосибирской общественности удалось переломить ситуацию?

— Сейчас нужно, чтобы следствие просто качественно доработало. Ситуация находится полностью в правовом поле, идет следствие. Нужно, чтобы на все вопросы, заданные правоохранительной системе, были даны ответы. Что происходило в Мошково? Были или не были угрозы? Кто и как угрожал семье? Кто организовал демарш диаспоры на площади Ленина, откуда эти молодые люди приехали и почему они до сих пор находятся в России, если часть из них не граждане РФ?

Получив эти ответы, надо продолжить действовать в правовом поле не взирая на национальности. Что касается новосибирцев, то они в массе своей поддержали решения власти. Вмешательство Бастрыкина и взятие ситуации под контроль позитивно сказалось на социально-политической обстановке в городе.

— Не надо переоценивать роль диаспор в крупном многонациональном регионе, который преимущественно все-таки русский, — продолжает новосибирский политолог Андрей Красиков. — Да, диаспоры хорошо организованы, сплочены. У нас есть прекрасная армянская диаспора, замечательная азербайджанская, очень хорошая узбекская диаспора — даже консульство есть. Однако в бытовой жизни огромного количества людей они со своим мнением, правильным или не правильным, роли не играют. И так думают многие.

«СП»: — Как вы оцениваете инцидент между представителями диаспоры и полицейским, а также его развитие?

— Вся эта история от начала и до конца не должна была находиться в контексте обсуждения каких бы то ни было национальных или межнациональных отношений. Эта история про уголовщину. Про то, как сотрудник полиции преследовал нарушителей ПДД, которые ему не подчинялись. И в тот момент он был абсолютно прав. Однако потом он, правомерно задерживая гражданина, держал в руках пистолет, с которым он, видимо, плохо умеет обращаться. Выстрел был непроизвольный. То есть он оказался не квалифицирован и должен ответить.

Это тот случай, когда обе стороны, как мне кажется, оказались виновны (это должен решить суд) в контексте Уголовного кодекса. И все!

А вот когда эти граждане из диаспоры вышли к отделению полиции чуть ли не штурмом его брать, меня это напрягло. Мальчишек хватать на демонстрации и в каталажку везти у полиции зубов хватает. А тут чуть ли не штурмом взяли их отделение, а они сидят несчастные и не знают, что делать. Пошатнулась вера в возможности полиции. От них ожидаешь все-таки другого в такой ситуации — что они будут защищать хотя бы сами себя. Весь этот шум-гам со стороны диаспоры совершенно неправомочен. Эта история, лежащая в административно-правовой сфере, вдруг выплеснулась в политико-национальную сферу. Но у полицейского Гусева не было национального мотива.

«СП»: — Пришлось вмешаться Бастрыкину…

— Это говорит о слабости местных правоохранителей. У них не хватило мощи преодолеть политический прессинг, под которым они оказались. Вместо того, чтобы показать, кто они есть, что они охраняют закон и порядок, они позволили перевести всю историю в политическую плоскость. Первый раунд наше государство проиграло. Во втором раунде — после вмешательства Бастрыкина, ситуация выровнялась. Еще раз повторю, что мальчика застрелили не потому, что он азербайджанец, а потому что конкретного полицейского не научили обращаться с оружием.

По мнению координатора партии «Другая Россия Э. В. Лимонова”* Андрея Дмитриева, на ситуацию влияет большая политика:

— Нельзя не отметить, что именно реакция азербайджанской диаспоры на смерть Векила Абдуллаева перевела данный конфликт в политическую сферу. Его даже стали называть русским BLM, хотя отличия налицо: ведь полицейский Александр Гусев не давил коленом до смерти беззащитного человека, как его американский коллега Дерек Шовин, а пытался справиться с активно сопротивлявшимися юными «понторезами». К тому же выстрел прозвучал случайно. В США он однозначно был бы оправдан.

Однако диаспора поднялась и стала пытаться навязывать свои правила игры. Вероятно, после успешной карабахской войны азербайджанцы решили, что им можно все и в России. Поэтому последовали их вояжи в деревню, где все произошло, угрозы семье полицейского, попытки «наставить на путь истинный» местного депутата Ростислава Антонова, вступившегося за нее и т. д.

«СП»: — Интересно, что сочла нужным выступить с заявлением против проявлений «национализма и шовинизма» в РФ и русская община Азербайджана…

— Понятно, что в классической восточной деспотии, единственной наследственной монархии на территории бывшего СССР, такой документ не мог появиться без ведома властей республики. По сути русские Азербайджана находятся в заложниках у Ильхама Алиева и делают все, что от них потребуют власти. Достаточно вспомнить, как местная епархия Русской православной церкви во время последней войны активно поддерживала Баку, то есть истребление карабахских христиан во имя тюркского мира, с осквернением церквей, крестов-хачкаров и прочими мрачными эпизодами.

«СП»: — В последнее время Москва общается с Баку достаточно комплиментарно…

— Недавно президент Владимир Путин трогательно поздравил азербайджанского лидера с днем республики, отметив, что «Азербайджан пользуется заслуженным авторитетом на мировой арене, играет важную роль в решении актуальных вопросов международной повестки дня».

В общем, режим Алиева явно развращен расслабленно-дружеским отношением со стороны Кремля. Достаточно напомнить про сбитый российский вертолет и погибших пилотов, за что никто так и не был наказан. Или про раненых при целенаправленном ударе беспилотников по храму в Шуши российских журналистах Юрии Котенке и Левоне Арзанове. Поэтому режим Алиева наглеет и в Армении, отжимая уже куски не карабахской, а собственно армянской территории. И в России, когда посредством трехмиллионной диаспоры пытается устанавливать свои законы.

Это вполне реальная и серьезная угроза для интересов российского государства, как на внешнем, так и на внутреннем контуре, которая не осознается властями РФ в должной мере.

Источник